Прыжок в прошлое

  • Размещено: 02.07.2022
  • Автор: Света
  • Просмотров: 387
  • Отзывов: 0

Сон, увиденный сегодня на рассвете, чем и спешу поделиться, пока не забылось. Сон связный и сюжетный.
Я нахожусь в какой-то лаборатории, вижу людей (учёных?), занимающихся непонятной работой. Этих людей я вижу нечётко, без каких-либо личностных черт, просто силуэты. При этом я - значительно моложе своего настоящего возраста, мне - лет восемнадцать-двадцать, одета как обычно: тёмно-синие джинсы и чёрный свитер, на ногах кроссовки, волосы короткие, как в реальности носила в том возрасте. Вижу, как предмет, похожий на большой бур, исчезает на моих глазах. Кто-то, стоящий за моей спиной, говорит, что они построили машину времени и исследуют прошлое, вот зонд пропал - он сейчас в прошлом, и я должна (именно должна!) идти туда. Почему "должна" и почему именно я - остаётся несказанным. Я соглашаюсь и делаю несколько шагов вперёд. Внезапно я оказываюсь в комнате с официальным интерьером - штаб? Посреди - большой стол, на нём - карты, бумаги; вокруг стола - командир в защитном френче и галифе, солдаты и милиционеры. Всё это похоже на обстановку начала двадцатых годов. Моему появлению никто не удивляется. Рядом со мной - очень красивая дама лет тридцати в белом платье по моде тех лет, светлой шляпе с большими полями, с длинным жемчужным ожерельем на шее; она настроена ко мне покровительственно. Из разговора я понимаю, что эти люди ловят какого-то бандита из белых офицеров; сегодня ночью он должен быть в определённом месте. Красивая дама и я должны сыграть роль приманки для него. Мне даже в голову не приходит отказаться, сказать, что я здесь ни при чём, я только сомневаюсь, что офицер придёт; в конце концов, его могли предупредить... Но дама успокаивает меня: "Он придёт, никуда не денется". Я и дама ждём его где-то на окраине города, ночью, в темноте. Появляется белый офицер. Он - очень красивый мужчина лет тридцати пяти, в белом френче и ремнями крест-накрест и чёрной папахе. Он захватывает меня в заложники - локтем руки захватывает мою шею, но у меня совершенно нет страха. Тут подбегают милиционеры и солдаты и освобождают меня. Офицер грозит, что сбежит и убьёт их всех, я переживаю, что он убьёт командира, солдат и даму, но за себя страха нет. Дама успокаивает меня, говорит, что он надёжно схвачен, не сбежит и никого не убьёт. Далее - логический провал; я вижу себя уже днём в хорошо знакомом мне месте, на набережной. Но там, где я всегда видела мост, моста нет: стоят только бетонные опоры, мост строится. (Вероятно, анахронизм: я не знаю, когда был построен этот мост, но, кажется, всё-таки позже). Через реку наведена плавучая переправа, но плохая: не асфальтированная, а из брёвен. Я думаю о том, как опасно шоферам ехать по такой переправе, и как хорошо, что скоро будет построен мост, тем более, что я знаю, каким он будет мощным и красивым. Далее - несвязные картины, где я гуляю по знакомым улицам и удивляюсь виду своего города. В целом он кажется значительно менее многолюдным и каким-то "серым", люди одеты в тёмные вещи, дома тоже неяркие - серые, коричневые. Машин практически нет, не вижу я и лошадей. При этом никто не обращает внимания, что я - в неподходящей для этого мира одежде, я хожу совершенно спокойно. В конце концов я выхожу на площадь, к зданию Исторического факультета университета (оно намного старше этого времени и не изменилось). Я удивляюсь непривычному виду площади, но в целом она не сильно отличается от сегодняшней. На площади проходит пионерско-комсомольский митинг. Я вижу много детей и молодых людей. Вижу работающих журналистов - они снимают пионеров, - и удивляюсь тому, какая у них тяжёлая, громоздкая и неудобная техника - камеры и микрофоны. Здесь проходит что-то вроде сбора средств и одновременно ярмарки - пионеры собирают деньги на строительство "пионерского самолёта" (видимо, снова анахронизм - в реальности это могло быть в более позднее время). Всё основано на честности и доверии, никто не охраняет ни вещи, ни деньги - можно взять что хочешь и положить деньги в коробку. Я вспоминаю, что деньги в этом времени - серебряные, а у меня в коллекции есть только три монетки двадцатых годов, и то сильно истёртые. Потом я вижу значки и думаю, что они могут быть очень ценными. Я беру три значка и полдюжины красивых новеньких серебряных монеток из коробки; а чтобы это не было кражей, высыпаю в коробку горсть мелочи из своего кармана. (В реальности у меня есть привычка таскать с собой монетки - и наши, от пяти-десяти копеек до десяти рублей, и американские центики, и евроцентики. Проку от них никакого, мне просто это нравится.) Я думаю о том, как удивятся пионеры, когда найдут такие монетки, которых никто из них никогда не видел, и будут думать, кто, когда и зачем наделал монет с такими годами выпуска. Мне это кажется удачной шуткой. В этот момент я снова оказываюсь в лаборатории. Мне приходит в голову, что ведь я могла бы, например, принести что-то более существенное, - например, купить золото, - и я прошу опять отправить меня в прошлое; но мне отвечают, что машина времени сломалась, так что больше я в прошлое не попаду.
В реальности дела обстоят так, что я должна в силу некоторых имущественных обстоятельств - не "хочу", а именно "должна", - найти юридические свидетельства своего родства с предками - дедом, прабабушкой и прадедом, в то время как эти данные утрачены, и без возможности восстановления. Вероятно, "бандит" в сновидении - это мой прадед Василий, о котором известно, что он был офицером царской армии и где-то в двадцатых годах пропал, по смутной семейной легенде отправившись в Крым, чтобы присоединиться к белой армии. Я подсознательно раздражена на прадеда за то, что он не оставил никаких документов о себе, и вижу его "разбойником". Это объясняет и то, что я совершенно не боюсь его: даже будь такое чудо возможно, прадед, конечно, никогда не поднял бы руки на свою правнучку. Дама в белом, вероятно, моя прабабушка. О постройке моста и о понтонной переправе, существовавшей до него, я знаю из рассказов бабушки, работавшей шофёром, а старинный облик города видела на старых фотографиях. Старые камеры и микрофоны я видела в музее, а мпионеров двадцатых годов - на фотовыставке, посвящённой 100-летию пионерской организации. Эпизод с пионерами - это, вероятно, "подсказка" из сна: конечно, сведения о деде, бывшем в то время школьником, должны оставаться в школьных архивах и в архивах пионерской организации. В целом сон, отражает, вероятно, мою уверенность в успехе поисков: белый офицер символически "пойман", то есть сведения о нём найдены, а из прошлого я принесла небольшие, но реальные ценности.

Дата сновидения: 02.07.2022

Оставить свой комментарий:
12345
e-mail нигде не выводится, нужен лишь для отправки уведомлений